Спешить, но не торопиться: эксперты ECUMENE о переходе на цифровые валюты
14.02.2023

В Государственную думу РФ в конце прошлого года был внесен законопроект, предусматривающий изменения законодательства для запуска цифрового рубля в реальных операциях. Тренд на внедрение центральными банками разных стран собственной цифровой валюты относительно новый, но Россия уже активно вовлечена в него: цифровой рубль находится на стадии пилотирования с участием более десяти финансовых организаций, а с 1 апреля его начнут тестировать в условиях рынка.

Удастся ли цифровому рублю вытеснить наличные деньги? В чем главные преимущества и недостатки цифровых и криптовалют? Как государство видит регулирование нового рынка? Эти вопросы обсудили эксперты клуба «Ecumene» на круглом столе «Новая форма денег».

Наиболее частый вопрос относительно нового платежного инструмента, чем «цифра» отличается от привычного безналичного оборота. Центральный банк РФ ответил на это еще в конце 2020 года. Согласно специальному докладу, цифровой рубль – это дополнительная форма российской национальной валюты, которая будет эмитироваться в цифровом виде и сочетать в себе свойства наличных (использование в офлайн-режиме) и безналичных (дистанционные платежи и расчеты онлайн) рублей.

«Образно говоря, цифровые рубли – это наличные деньги, которые все любят держать в руках, только на них еще и написано имя владельца. Поэтому незаконно «отобрать» их у вас не получится», – описал новую форму денег президент Интерпрокома (IPC) Леонид Алтухов.

При этом относить цифровой рубль к криптовалюте нельзя: у криптовалют отсутствует единый эмитент, а также гарантии защиты прав потребителей, а еще их стоимость подвержена серьезным колебаниям и не регулируется ЦБ.

Эксперты уверены, что внедрение цифровой валюты в обиход является объективным этапом развития денежного обращения. То есть сначала у нас были наличные, затем «безналичные», а теперь появятся «цифровые». Над подобной формой денег работают Центральные банки более ста стран мира, а в некоторых государствах (Великобритания, Китай) ими уже начали пользоваться.

Депутат Государственной думы Анатолий Аксаков, например, считает, что Россия должна активнее использовать новые технологии и «быстрее развиваться в этом направлении», так как собственная цифровая валюта снимает риски влияния внешнеэкономической ситуации и внешнего давления на страну.

Эту точку зрения подтверждает директор департамента финансовой политики Министерства финансов РФ Иван Чебесков. «Частные цифровые валюты и цифровые валюты центральных банков – это тренд к поиску нового баланса с точки зрения денег и расчетов во всем мире. Традиционно мы понимаем, что есть доллар США и вокруг этой одной валюты выстроилась целая инфраструктура. Это было удобно для бизнеса, для проведения транзакций. Многие недооценили тот факт, что вся система строится вокруг валюты одной страны, у которой есть свои цели и приоритеты, а значит она всегда будет действовать в своих интересах, так это сейчас и происходит. Конечно, какие-то первые сигналы мы видели уже давно, но в прошлом году мы на себе испытали, как это возможно использовать и с точки зрения политической, и с точки зрения конкуренции», – подчеркнул он.

В свою очередь, руководитель экспертной команды Лаборатории блокчейн технологий «ChainLab» научного центра «Идея» Ольга Ильина отметила актуальность вопросов защиты национальных активов при использовании новых платежных инструментов. «Блокчейн - это не амулет от санкций и внешних влияний. Да, технология может ускорить процесс, сделать его более надежным, быстрым и качественным, но не обеспечит защиту от внешнего механического воздействия и посягательства на активы», - подчеркнула эксперт.

Эксперты сошлись во мнении, что наиболее сложными и дискуссионными вопросами остаются регулирование рынка цифровых валют и обеспечение безопасности их использования гражданами с точки зрения защиты их активов.

«Никто не утверждает, что цифровые валюты в том виде, в котором они сейчас существуют, останутся и при введении государственного регулирования. Сейчас идет процесс поиска регулирования таких валют, и он ускоряется. Позиция Минфина в том, что этому рынку нужно помогать развиваться и легализовать его, но остается много юридических вопросов, ответа на которые пока нет», – подчеркнул Иван Чебесков.

«Нам нужно подумать над вариантами регулирования цифровых валют. С точки зрения технологий, самое большое отличие регулирования цифровых валют от обычных заключается не в скорости транзакции, не в том, как люди будут эти деньги переводить онлайн или оффлайн, а в технологиях, в возможности программирования этих денег. Речь идет о смарт-контрактах, возможности которых мы до конца не понимаем», – добавил представитель Минфина.

Эту позицию поддерживает и Татьяна Кузьмина – первый вице-президент и начальник юридического департамента «Газпромбанка», который уже участвует в тестировании платежей с использованием цифрового рубля.

«Цифровую валюту нужно выводить в правовое поле. Однако тут существует проблема, связанная с надежностью. Очень важно разделять суверенные цифровые валюты и валюты, созданные в различных системах, на блокчейне. И если речь идет о цифровом рубле, то мы предполагаем, что он будет в законодательстве как одна из безналичных форм денег. И чем ближе это регулирование будет к форме «безнала», тем проще с правовой точки зрения будет ввести его в оборот», – отмечает Татьяна Кузьмина.

Она добавляет, что в первую очередь нужно решить вопрос надежности расчетов в цифровой валюте, снизить риск кибератак и попытаться свести к минимуму технические проблемы, которые могут возникнуть в этом поле. По мнению Татьяны Кузьминой, целесообразно использовать опыт уже работающих финансовых учреждений.

Она добавляет, что в первую очередь нужно решить вопрос надежности расчетов в цифровой валюте, снизить риск кибератак и попытаться свести к минимуму технические проблемы, которые могут возникнуть в этом поле. По мнению Татьяны Кузьминой, целесообразно использовать опыт уже работающих финансовых учреждений.

«Банки до настоящего времени и сегодня являются кровеносной системой всей мировой экономики. Это происходит не просто потому, что они умеют взаимодействовать друг с другом, но и потому, что к ним предъявлены определенные требования по капиталу, по необходимости отвечать за сохранность вверенных ценностей и так далее. Когда мы говорим об инфраструктуре и расчетах цифровыми валютами, то надо смотреть в сторону существующих финансовых организаций, которые уже подтвердили свою надежность, и использовать их платформы для внедрения новых технологий», – заключила она.

Модератор дискуссии программный директор Ecumene Сергей Рыбаков, затронул вопрос безопасности и защиты активов частных лиц при владении криптовалютами и взаимодействии с криптобиржами. «От тебя, по сути, ничего не зависит: биржа ушла и все, у тебя ничего нет», - заметил он.

По словам секретаря Общественной палаты РФ, председателя совета Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при президенте РФ Лидии Михеевой, вопрос с надежностью деятельности бирж является центральным для выстраивания долгосрочных и серьезных взаимоотношений на рынке криптовалют.

«На мой взгляд, многое зависит от тех, кто готов заниматься этим бизнесом серьезно и надолго. Мы наблюдаем за процессами в разных странах и понимаем, что выстраивается своеобразный договор между рынком криптобирж и властями, чтобы мирно сосуществовать и взаимно извлекать пользу. Мне представляется, что именно выстраивание таких легальных, в достаточной мере прозрачных, добросовестных бирж станет основой и для защиты активов, и для решения вопросов налогообложения. Полагаю, что рано или поздно соглашение сложится: биржи будут подчиняться если уж не действующему законодательству по борьбе с отмыванием денег, то какому-то новому аналогичному законодательству, распространенному на криптовалюты», - подчеркнула эксперт.

Она обратила внимание на уже существующую разницу в степени доверия к цифровым и криптовалютам. «В первом случае доверие, безусловно, есть. Совершенно очевидно, что регуляторы всех стран будут вводить цифровую форму денег, а гражданам не стоит опасаться за свои активы. По сути, у гражданина есть сейчас какая-то сумма на счетах, карточках. Эти рубли станут цифровыми, а их принадлежность гражданину будет гарантирована государством, будет работать и система страхования. А вот применительно к криптовалютам отсутствует лицо, к которому можно предъявить какие-либо требования, например, при утрате определенного объема криптовалюты», - заключила она.

В свою очередь руководитель магистерской программы «Блокчейн» Московского физикотехнического института, сооснователь токенизационной платформы Atomyze и IT-компании Newity Владимир Горгадзе считает именно решение вопроса доверия главным плюсом технологии блокчейн.

«В положительном для общества и государства смысле, блокчейн - это реализация именно того, что люди и компании, которые не знают друг друга, доверяют технологии. С ее помощью люди могут реализовать огромное количество возможностей, которые в реальном мире они должны воплощать с помощью посредников, договоренностей, выстраивания взаимоотношений. А здесь у них есть возможность автоматизировать процесс от и до: можно построить полностью замкнутую экономическую систему», - подчеркнул эксперт.

Директор института системного программирования имени В.П. Иванникова Российской академии наук Арутюн Аветисян предложил экспертам подумать о целесообразности ускорения процесса внедрения цифровых валют и их регулирования.

«Чисто с технической точки зрения, внедрение цифровой валюты, безусловно, приведет к раю на Земле. Мы сэкономим кучу денег, все будет прозрачно и понятно, налоги будут на виду, юридически мы все будем чисты, а криптобиржи будут под контролем. Я постоянно говорю о том, что если нам, людям технического направления, дать мир выстроить, то это будет цифровой концлагерь. Поэтому я настаиваю на том, что только совместно с гуманитариями мы сможем решать большинство вопросов. Но нужно ли их решать сейчас? Пока что попытки регулировать область цифровых валют выглядят, как попытки контролировать стихийное бедствие. Может, пока не стоит, ведь завтра все может быть по-другому. С технической точки зрения внедрение новых технологий, безусловно, будет выгодно и целесообразно, но ведь один из главных плюсов «крипты» в ее анонимности. И это качество – полная противоположность контролю ЦБ. Если обсуждать в этой плоскости, нужно отметить, что иногда внедрение новых технологий имеет отрицательный социальный эффект. Необходимо смоделировать различные ситуации с юридической точки зрения, с точки зрения социологии. Конечно, прогресс остановить нельзя, но все может быть. К примеру, вскоре может не стать банковской сферы в том виде, в котором мы ее знаем. В общем, нужно здраво оценить риски», – подчеркнул он.

Арутюн Аветисян справедливо отмечает, что с точки зрения технологий введение цифрового рубля – это «не то, чтобы прорыв». Ведь мы итак давно можем расплачиваться по QR-коду или переводить друг другу деньги через банковское приложение, зная только номер телефона. Если бы цифровой рубль взял на себя роль наличных, а именно позволял нам расплачиваться друг с другом без посредников, анонимно, то это было бы прорывом. А в остальном, как отмечает директор института при РАН, с точки зрения обывателя, тут нет принципиального прогресса: «Какой новый продукт мы получим? Увеличится скорость транзакций? Она итак всех устраивала, деньги мы давно могли друг другу переводить сами. Знаете, автомобиль «победил» лошадь потому, что это экономически было целесообразно и было получено новое качество, но какое новое качество мы получим в данном случае – непонятно».

При этом эксперт подчеркнул, что процесс внедрения новых технологий остановить нельзя. «В этом процессе нам надо спешить, но не торопиться: действовать спокойно, вдумчиво. Через законодательные инициативы, через просвещение выстраивать систему, чтобы общество понимало, с чем конкретно имеет дело», – заключил Арутюн Аветисян.

Будьте в курсе

Подпишитесь на обновления
Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности
Я согласен получать рекламу и новости на мой e-mail